На черном квадрате Малевича

На черном квадрате Малевича

На черном квадрате Малевича

На черном квадрате Малевича

На черном квадрате Малевича

На черном квадрате Малевича

На черном квадрате Малевича

На черном квадрате Малевича

На черном квадрате Малевича


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Большие огромные титьки, сиськи, сиси на этот раз более откровенно. Моя рука продвинулась еще глубже в щель между ее ног, все еще делая вид, что ищет пропавшую резинку, которая окончательно испарилась. В то время когда я другой рукой ласкал она начала потихонечку течь. Наконец я нащупал выпуклости ее и осторожно ввел между ними свой палец. От проникновения в эту неисследованную область меня всего пронзила дрожь. Уют охватил душу, и стало так хорошо, что больше ничего не хотелось. Вечность бы быть в таком состоянии. Оба не двигались. Раздвинутые колени плотно облегали ее. Наконец она стала покачиваться, играясь внутри себя и стараясь как можно больше его объять. В такт его движениям Лена чуть приподнималась и опускалась. Амплитуды качаний увеличились, и их губы наконец встретились. Язык, пройдясь по волосам, раздвинул щель и легко проник внутрь.

Она чуть присела, ему тоже пришлось пригнуться. Мой перец не встречал никакого сопротивления. Она, откинувшись назад и обнимая, лишь управляла руками его ритмом. Затем, наоборот, она очутилась между его ног, плотно сжав своими руками его ствол. Лена, постепенно откидываясь спиной назад, мягко упала на постель. Он повернул ее к себе спиной, и она так и осталась полусогнутой, оперевшись руками о диван. Прильнув сзади, одной рукой он сжимал, другой помог войти. Рука осталась там же, перейдя на игру. С заигрывающим взглядом она показала расстегнув блузку. Я на такое и надеяться не мог. Я все сделаю быстро. Пока я расстегивал, она расстегнула мне брюки и начала ласкать меня с уверенностью опытной женщины. Потом она подняла юбку, ловко сняла и направила в себя меня. А через несколько секунд у меня пересохло во рту, и мне пришлось сделать над собой немалое усилие, чтобы моя челюсть совсем не отвалилась. Я опять шагнул к ней.