Нежное воспоминание

Вяло текущее время не смогло смыть в моей памяти черты того прелестного сокровища, которое с наивным бесстыдством обнажила четырнадцатилетняя Анабелла.
Тридцать лет назад, на пустынном пляже моя маленькая подруга спустила с плеч лямочки, собрала купальник на бедрах и стянула его вниз. Потом она осторожно села на песок, искоса взглянула на меня и щироко раздвинула ноги.
Обмирая сердцем, я увидел, как раскрылись глянцево - загорелые ляжки и по обеим сторонам от бледной промежности обозначились милые впадинки. Нежное тело в паху Анабеллы топко разрезала ниточка щели, одним концом скрываясь в крепеньких ягодицах, а другим выползая па припухший лобок.

Беззащитность абсолютной наготы потрясла меня.
Лишь темный пушок пробивался по девственной чистоте, и еще этот интимный рай дышал искренней невинностью, и я склонил голову и благоговейно поцеловал у девочки низ живота.
Она коротко вздохнула, положила свои почти невесомые пальчики мне на голову и невысказываемо женственным движением подалась навстречу, а я каким - то наитием догадался осторожно разомкнуть створки девичьего тела. Нежность и розовость щелки открылись мне. Влажно поблескивала эта драгоценность.
Узко стянутый вход я потревожил пальцем и Анабелла отозвалась тихим стоном удовольствия.
Тогда я приник ртом к перламутровому источнику и до усталости в языке ласкал его.
И ещё одним неожиданным открытием оказался тугой комочек плоти под крепким орешком лобка. Лаская его я даже с испугом наблюдал реакцию девочки. Она мелко подергивалась навстречу нежности, стонала в голос и вдруг обмякла, глядя на меня по - пьяному ошалевшими глазами.
Я дрожал всем телом. Еще мгновенье и ничто не удержало бы меня от греха Онана. Но моя маленькая фея, моя Анабелла щедро оплатила свой экстаз. Ее коралловый ротик с вызывающим сладострастием открылся рядом с моей пылающей плотью.
С беспримерным самозабвением девочка ласкала мою чувственность и когда в розовую полость ее рта вторглось мое бушующее "я", лепесток языка с трудом вытолкнул его обратно.
Случилось все это тридцать лет назад, вспоминается сейчас порой смешным и наивным, порой постыдным и глупым, но всегда — святым.


Похожее видео

Похожее